house_sun

Categories:

Хвала..


Как ни странно, я никак не мог понять главного,
того, что просто бросается в глаза, когда мы хвалим Бога
и вообще когда мы кого-нибудь или что-нибудь хвалим.
Я представлял себе хвалу как похвалу, одобрение или почитание.
Я никогда не замечал, что всякая радость сама собой перерастает
в хвалу, если не сдерживать ее из робости или из опасения наскучить другим. 



Мир переполнен хвалой:
влюбленные превозносят возлюбленных,
читатели – любимых поэтов, любители ходьбы – прелести пеших прогулок, футболисты и баскетболисты – свою обожаемую игру;
то и дело кто-то хвалит погоду, вина, блюда, актеров, родные школы или страны, знаменитостей прошлого, детей, цветы, горы, редкие марки и редких жуков, а иногда даже политиков и ученых…

Размышляя о восхвалении Бога, я не мог понять главного только из-за собственной глупости: мы с радостью хвалим, мы просто не можем не хвалить все, чем дорожим, но в наших отношениях с Тем, Кто дороже всего, я почему-то считал это ненужным.

Я думаю, мы так любим хвалить то, что нас радует,
потому что хвала не просто выражает, а дополняет радость;

Не любезность побуждает любящих без конца говорить друг другу:
"ты прекрасен", "ты прекрасна";
просто радость неполна, если ее не выразишь.

Клайв Стейплз Льюис (Размышления о псалмах)


...я пытаюсь сделать каждое удовольствие источником хвалы.

И не только тем, что благодарю за него.
Благодарить, конечно, надо, но сейчас я говорю не о том. Как бы мне это объяснить? Мы не можем (по крайней мере, я не могу) воспринимать птичье пение просто как звук. Вместе с пением приходит сообщение («вот птица»). 

Небесный плод тот час напоминает о саде, где созрел; аромат  —  о  благоуханном  крае.  Мы получили  весть,  нас  коснулась  Божья  десница. Благодарность и хвала не что — то отдельное или «последующее». 

Благодарность восклицает: «Сколь милостив Господь!»
Преклонение говорит: «Если так ярок Его мгновенный отблеск, каков же Он сам!» Мысль взбирается по солнечному лучу к солнцу.  
У  меня не  всегда  это  получается.  Во-первых,  мешает  невнимание;
во-вторых, неправильное внимание.  
При  желании  можно  услышать  шум  вместо  ветра.  
Еще  проще сосредоточиться на удовольствии как простом ощущении, субъективировать его, не заметив божественного аромата вокруг; в-третьих - жадность. Вместо «и это Ты» может вырваться роковое «ещё».

Опасна и гордыня, тщеславная мысль, что не каждый найдет Бога в ломтике хлеба или масла, а это жемчужное, перламутровое, серебряное небо многие сочтут просто серым.

Клайв Стейплз Льюис (Письма к Малькольму)


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded